Стратагемы Черчесова. О футболе, но на самом деле не только о нем

Будь в курсе событий
Подпишись на рассылку
Введите, пожалуйста, правильный адрес эл. почты.
Отправить

Разработка стратегии предполагает расстановку приоритетов среди множества целей и привлекательных исходов нашей деятельности. Что для нас важнее всего, а что — желательно, но не критично. Но не все реализаторы стратегий готовы к серьезным жертвам в пользу более приоритетных, часто отсроченных целей. Более того, как выясняется — никто с самого начала не собирался ничем жертвовать. Ничего критичного нету в том, что какая-то цель обозначена как второстепенная по значимости.

Просто мы ее менее хотим, чем первостепенную. Она не такая важная. Но представить себе ситуацию, что ради первостепенного результата можно угробить все остальные, идущие под номером 2, 3 и т.п. — это под силу только очень целеустремленным людям. Причем они должны и представить себе это во время разработки стратегии, и пожертвовать затем этими целями в ходе реализации.

Почему команда Черчесова так бледно выглядела в товарищеских (контрольных) мачтах перед Чемпионатом Мира? Эти матчи он использовал для отработки новой схемы игры, которая ему нужна было для вполне конкретных игр группового этапа. И пока все комментаторы считали его бездарностью, не имеющей никакой стратегии (понимая стратегию как постоянство), бездарностью, которая мечется от одной схемы к другой — Черчесов проигрывал сражения, чтобы выиграть войну. Хотя, наверное, не совсем «чтобы», ну просто так получалось.

Ещё вопрос — почему команда Черчесова играла с Уругваем также безбашено, как и с Саудовской Аравией? И в итоге проиграла. А тут уже он не хотел информировать испанцев о своём намерении вернуться к схеме в 5 защитников — схеме, которая была бы идеальна и для игры с Уругваем. В этой своей хитрости Черчесов признался уже после вылета сборной. Ему не нужно было больше ничего нарабатывать. Он просто вводил соперника в заблуждение. Не призывая команду проиграть, он поставил ее в условие неминуемого поражения. Поражения тактического!

Не все готовы с этим мириться. Особенно наблюдатели.

Теперь представьте сколько всего наблюдателей (целевых аудиторий) у черчесовской стратегии! С одной стороны — тренерский штаб соперника. С другой — его собственная сборная, игроки, для которых он тоже готовит каждый раз некий месседж. Есть ещё публика — футбол дело публичное. Без поддержки болельщиков сборная может потерять запал. А поддержка тем сильнее, чем ярче игра и сильнее самоотдача.

Любой стратег имеет дело с этими тремя аудиториями: те, кому он противостоит, его команда, а также зрители (возможно, руководство или заказчик). При разработке стратегии, а уж тем более при ее реализации нужно держать в голове все те возможные реакции, которые последуют на неминуемые жертвы. Как уже говорилось выше — жертвы ради приоритетных целей.

На проявление слабости или предсказуемости все они реагируют по-разному. В лучшем случает: соперник расслабляется, команда злится, а начальство понимает и поддерживает. В худшем — команда может впасть в уныние, а начальство разозлиться и отменить решение. Но это у тех стратегов, которые данные целевые аудитории не учитывают.

И под конец цитата Лобановского из воспоминаний игроков: «Вас не должно касаться то, что я говорю прессе, хвалю я там кого-то или ругаю. Я говорю то, что они хотят слышать, а с вами мы всё обсудим потом и сделаем свои выводы».